Остановка номер один. "Провал"... 17 страница

- Слышишь меня? – тихий вопрос, не требующий ответа…

Пытаясь вернуть свой рассудок в привычное, здравое, состояние, Лена тряхнула головой и нахмурила брови, однако толку от этого было немного. С возвращением относительно нормального мышления Кулёмина всё меньше и меньше понимала суть происходящего.

- Я что, уснула? - наконец спросила Лена.

- Вопрос, достойный блондинки, - усмехнулась Оксана, отпуская Ленину руку. - Я же сказала, это тренинг такой, - да вот только не знала Ленка, что слово тренинг её подруга мысленно закавычила, имея в виду совсем не банальное упражнение... Про себя Оксана так же отметила тот факт, что Лена гипнабельна, а это, несомненно, сыграло решающую роль... Это было не просто так, это не игра, с этим не шутят... Это нечто большее... Это отметина в глубине подсознания... Ничего плохого не произошло, это помощь. Помощь безвозмездная и пусть она на данный момент не ощутима... Лена этого сейчас не почувствует и не поймет... Осознает это, но позже, когда наступит момент Х...

Глава 64

- Так, я не понял! Это что сейчас такое было?

В большую просторную комнату, освещаемую лишь тусклым розовым светом вечернего солнца, влетел высокий красивый мужчина в гладко выглаженном тёмном костюме, волоча за собой девушку, цепко ухватившись за её ладонь.

- Да что такое, чёрт возьми? - никак не могла добиться от него ответа девушка. - Что ты в меня как клещ вцепился?

- Лена, я тебя ещё раз спрашиваю, это что такое было? - сквозь зубы процедил Степнов, разворачивая Кулёмину к себе лицом. - И вот только не надо мне сейчас втирать, что, мол, мне всё показалось, и что вообще это была не ты! - голубые глаза в один миг застелила синева злобы.

- Да я понятия не имею, о чём ты говоришь! - невинно захлопала глазками Ленка, решив прикинуться невинной овечкой и делая вид, что она и понятия не имеет, что произошло десять минут назад.

Вот только актриса из Кулёминой сейчас явно не вышла. Уж лучше бы она спокойно и с расстановкой ему ответила, как это оно так вышло, потому что Виктор явно не поверил в непричастность девушки и разозлился ещё больше, начиная от нахлынувшего потока гнева дышать громче и чаще. Лене показалось, что Виктор уже находится в пограничном состоянии и вот-вот сорвется и просто-напросто её прибьет. А всё это из-за маленькой оплошности, которую она практически допустила на его глазах. Всё-таки надо было иметь ввиду тот факт, что Степнов глаз с нее не сводит... Как можно было так глупо спалиться?.

Ранее...

Как бы не сопротивлялся Степнов и сколько бы весомых и значительных на его взгляд аргументов он не приводил, Лена в итоге одержала победу в той словесной борьбе, которую начал сегодня с утра пораньше её мужчина... Не только слушала его, но и слышала, принимала к сведению его слова, мысленно даже с ним соглашалась, но вот только поступать она решила по-своему... слишком сильно было задето её собственное Я, очень жестоко была истоптана её душа, за Эту печать в душе и на теле она собирается отплатить своей монетой... Пусть не знает, как и когда это произойдет, но она это сделает... И вот, можно сказать, наступил первый рабочий день. Чей-то коттедж: красивое двухэтажное здание, облицованное снаружи диким камнем и деревянными балками. Внутри – прованс: множество кованой мебели, натуральные материалы, дерево, меха, камень, настенные росписи с изображением европейских пейзажей...

"Матерь Божья! - разинула от удивления рот Кулёмина, когда только вошла внутрь особняка. - Это же сколько тут деньжищ похерили?".

Потом уже вечер постепенно переходил в нужное русло, подтягивались нужные люди. Светский раут? Нет, это скорее просто дружеская вечеринка в тесном - человек так на пятьдесят! - кругу со всеми вытекающими... Вырядился кто во что горазд, вот только смотрелось вся эта посиделка более-менее уютно. А Ленка, как это уже стало привычным и обыденным для соблазнительных карих глаз Влада, оделась в своём репертуаре: оголенный живот, ярко подведённые глаза… Просто подчеркнула свои достоинства, не более того.

Стрелки часов уже дружно перебежали к девятичасовой отметке, за окном, приближаясь к линии горизонта, солнце позволяло совершить планете под названием Земля свой привычный каждодневный обход вокруг яркого светила... И вроде всё ничего, да вот только Степнов весь вечер не сводил с Кулёминой пристального взора, что удавалось ему не так-то уж просто, если учесть то, что он стоял возле входа, встречая вновь прибывших гостей… Отсеялись несколько человек, собравшись в небольшом кругу, тесной компанией, включающую в себя нескольких мужчин, парочку женщин и Влада, обнявшего Лену за плечи, что неустанно мозолило глаза Виктору… Полностью привыкнув к обстановке, Лена даже немного расслабилась и позволила себе несколько заслушаться очередной увлекательной историей из жизни одного из мужчин… И тут понеслось…

- Где у тебя здесь поблизости есть пепельница? – обладатель грубоватого мужского голоса достал из кармана своих джинс пачку сигарет…

Это больше походило на какой-то обряд или ритуал, когда он, взяв из небольшой коробочки заветную сигарету, кинул пачку дальше другому мужчине, сидящему как раз напротив… и так далее, по кругу… Уже знакомые не понаслышке Лене «Capitan Black» последовали из рук в руки, пролетая каждый раз у неё перед глазами, а затем пачка сигарет очутилась и у неё в руках… Может, Степнов и не заострил бы на этом внимание, но Ленку-то он знает ведь не первый день… Ему было видно, что она явно задумалась и как-то по-свойски при этом держала в своих эти треклятые сигареты… А так же, он заметил и то, как в её зелёных глазах загорелся какой-то крошечный огонёк радости… Радости перед получением дозы никотина…

Спустя секунду, она подняла свой взгляд вверх и столкнулась с непонимающими глазами Виктора. Огонь её глаз в одно мгновение потух, оставляя после себя еле заметный страх, а улыбка, так приятно озарявшая лицо, тут же исчезла. Но, не желая вызвать подозрение своего любимого, она тут же перебросила злосчастные сигареты дальше по кругу и пожала плечами, мысленно подразумевая: «Понятия не имею… Я тут вообще новичок и не при делах»… И тут, прям как «по заявке», перед носом блондинки что-то щёлкнуло и вспыхнуло… Это всего лишь Влад решил проявить заботу своей «девушке» и, будучи увлечённым беседой, даже не смотря на Лену, он отвёл руку в сторону и зажёг зажигалку, чтобы девушка прикурила… Этот жест окончательно вывел Степнова из себя: его брови поползли вверх, в безуспешной попытке согнуться в два знака вопроса, глаза тут же налились злостью, он стал нервно озираться по сторонам… Спустя несколько минут, которые Степнову показались как час, у него появилась возможность отвести Лену в одну из комнат и разобраться с ней наедине…

Сейчас…

Отскакивая от стен спальной комнаты слова, казалось, хлестали девушку по щекам…

- Чёрт возьми, Лена, да я бы был только рад, если бы мне всё это померещилось, - прорычал он практически Кулёминой на ухо, - да вот только неувязочка есть одна! Ладно там остальные не знали, что ты не куришь, но Влад-то, будь он не ладен! Ведь он, чёрт его побери, с такой неимоверной уверенностью проделал это грёбаное движение, когда давал тебе прикурить, будто это уже не первый и даже не второй подобный случай! Лена, это ведь твоё здоровьё! Ты что творишь?!

- Так, - Лена выдернула свою руку, - вот только не надо мне здесь сейчас лекции читать! И без тебя всё знаю! И не курю я… а просто балуюсь… – она пришла к выводу, что глупо с её стороны будет и дальше отпираться от того факта, что она курит, хоть это и происходит нерегулярно, но, чем дальше в лес…

- Это сейчас ты так говоришь, что балуешься, а потом уже, когда привыкнешь, кто за тебя бросать будет?

- Ой, не нуди только! – сморщилась Лена, усаживаясь на кровать. – Мне надо будет, я брошу! – не сразу поняла, что сморозила глупость…

- Ага, если «надо будет»! – процитировал её Степнов. – То есть сейчас можно с уверенностью сказать, что это надо только мне! Замечательно! – махнул он рукой. – Потом сама об этом пожалеешь, когда тебе не удастся так легко бросить курить, как ты сейчас думаешь, да с ног до головы обклеишься антиникотиновыми пластырями! Вот увидишь, именно так и будет!

- Не обклеюсь, - усмехнулась Лена, вспоминая события несколькодневной давности…

Они с Оксаной тогда только возвращались со своего ночного путешествия на такси и уже в центре города решали дальнейшую «участь» каждой. Отдав Лене все деньги, что у неё были, а именно сто рублей, Оксана хотела уже было отправиться в сторону метро, как вдруг заметила, что Кулёмина направляется к сигаретному киоску. Темноволосая девушка тут же подлетела к подруге с явным намерением узнать, что происходит, но самой вразумительной фразой, звучавшей от Лены в своё оправдание, была: «Мне надо что-нибудь эдакое! Хочу успокоиться, иначе у меня действительно крыша поедет!». Отговорить Лену так и не удалось, она лишь отшучивалась (чем, кстати, очень себе сейчас напомнила Степнова), что, если вдруг её затянет, она обклеится антиникотиновым пластырем, чтобы избавиться от этой пагубной зависимости. На что тут же получила от Оксаны развернутый и немного шокировавший своей правдой ответ, который поспешила сейчас кратко изложить Виктору:

- Капля никотина, Виктор Михалыч, убивает не только лошадь, но и человека. А если я облеплю себя пластырями, то просто в скором времени коньки отброшу, потому что это не-ка-ти-но-вые пластыри, - проговорив слово по слогам, она сделала акцент на отсутствие в нём частички «анти». - А кожа человека, особенно на некоторых участках, имеет свойство с большой скоростью впитывать те вещества, которые на неё попадают, а в частности тот самый никотин, который в этих пластырях и содержится. Они дают лишь только ложное чувство того, что курить уже не хочется. Пластыри придуманы для того, что бы отучить себя от привычки держать в руках сигарету. Вот и всё, - в некой триумфальной и вместе с тем даже детской манере вскинула вверх брови, наслаждаясь тем, что Степнов несколько «подзавис», обрабатывая полученную информацию.

- Ага, это ты сейчас так решила поиздеваться? Что, думаешь, ты тут самая умная? Сидит мне тут лыбится! – с долей лёгкого расстройства, констатировал факт и нахмурил лоб.

- Да ладно тебе, - улыбнулась ему Лена, - что ты тут прям трагедию целую устроил?

- А же за тебя волнуюсь! – перебил тут же Виктор девушку. – Не думай даже и дальше своё здоровье портить этой гадостью! – подошёл к ней почти вплотную и внимательно посмотрел её в глаза.

- Я знаю это, правда, - она всё по-прежнему улыбалась, желая растопить лёд голубых глаз, - я знаю, что ты за меня волнуешься, - она потянула его за галстук, медленно приближая к себе. - Я честно постараюсь больше так не делать, - хитро сверкнула глазами и закусила нижнюю губу.

- Хитрая ты… зараза, – всё, что он успел сказать, перед тем как оказался поваленным на мягкую кровать, прижимая Лену своим телом к шёлковой поверхности покрывала…

Глава 65

Что-то сегодня изменилось… Что-то сломалось внутри Неё… Виктор это почувствовал, ощутил всем своим телом… Она с полной отдачей выгибалась ему на встречу… Он реагировал в ответ сбитым жарким дыханием… Сначала немного робко, затем уже более уверенно и смело… Его ладони, найдя тонкие женские пальчики, переплетаясь, соединялись с ними воедино и отводили их вверх так, что руки были у Лены над головой… Чувствуя под руками приятную прохладу шёлка, Лена полностью доверилась своему мужчине, чувствуя приятную тяжесть сильного тела… Целовала в ответ, дико возбуждалась от нетерпеливых игр языков…

Оба знали, что сейчас не будет ровным счётом ничего более интимного… Но, чёрт побери, как же Виктору было трудно оторваться от трепещущего желанием тела его любимой… Хотя он пока даже и не собирался этого делать… С каким-то диким остервенением ласкал её мягкие губы своими, иногда с жадностью покусывая их и чувствуя в этот момент ответную реакцию со стороны Лены, которая в такие сладостные моменты головокружительной боли слегка постанывала… Помнить о том, что сейчас ничего не будет…

Не ощущал, как это бывало раньше, той дрожи её тела, выдававшей со всеми потрохами её даже минимальный страх. А сейчас… Сейчас осталась лишь страсть, желание удовлетворить как физическую, так и духовную потребность своего тела… Когда она успела перестать бояться его откровенных ласк? Когда наступил тот переломный момент, в результате чего она не думала и даже не вспоминала о той роковой ночи?

Два сбившихся дыхания… Тихий шёпот мужского голоса, охрипшего за несколько минут непрерывных поцелуев приятно ласкал ей ухо:

- Как же я сильно тебя люблю, - вдохнул глубоко в себя запах её волос, - ты себе даже не представляешь, как…

- Ммм, - сладко промычала Лена, прикрыв глаза, - пускай не представляю, но… - приподняв свои бёдра немного вверх, она добавила. - Но зато прекрасно могу это почувствовать, - соприкоснулась с его телом, которое весьма сильно выдавало естество мужчины во всей его красе…

- Да, - Виктор улыбнулся, - именно так, - нежно провёл ладонью по бархатной коже Лениных щёк, теплота которых, проникая через кончики пальцев, била крошечными разрядами тока. Невольно залюбовался искрящимися зелёными огоньками любимых глаз, которые то и дело бились в немой истерике, требуя огня. Ореол немного взлохмаченных жадными прикосновениями мужчины волос неравномерно рассыпался вокруг головы Лены. Искренняя счастливая улыбка любимой - как бальзам на измученную переживаниями душу Степнова…

- Что такое произошло? – вдруг спросил у неё, она же, немного смутившись, улыбнулась ещё шире, склонила голову вбок и повела плечом, как бы говоря, что не знает ответа на его вопрос. А не знает ли? Вряд ли. Что-то сегодня щелкнуло в её маленькой светлой головке, куда-то подевались в один миг и её страхи, и её опасения, и её скованность. Она просто перестала об этом думать так часто, как это обычно происходило раньше, а даже, если она и вспоминала, то почему-то сами ощущения от испытанного перестали так едко пропитывать душу своим поганым естеством, теперь осталась лишь ощущение сырости и не более того… С каждым новым нежным прикосновением мужчины, на душе становилось всё теплее и теплее… Это ничем необъяснимое чувство, которое даровало ей свободу…

- Тебе же ведь нравится, - утверждала с полной уверенностью.

Минут пять сладких поцелуев… А больше пока ничего и не надо…

Вечер прошёл немного скомкано и, как показалось, во сне. Какие-то совершенно непонятные люди, расплывчатые образы.... Ничего не значащие фразы, двусмысленные взгляды… И тут в голове Лены совершенно случайно, абсолютно незаметно для её подсознания промелькнула мысль, что, а может стоит махнуть рукой на это всё, уйти отсюда, пока можно, а то из-за неё и Степнов ведь ввязался в эту авантюру. Захотелось обычного тихого семейного счастья, захотелось вновь, как раньше, встречаться с подругами, ходить на репетиции… Об этом ведь стоит задуматься, потому что в глубине своей души Лена прекрасно понимала, что даже если она и отомстит за свою обиду, даже если она и докажет тому уроду, что его выходка так просто ему с рук не сошла… она же ведь целее от этого не станет ни морально, ни физически, а что было, то уже прошло… Возник вопрос: а стоят ли их усилия со Степновым того результата, которого они в итоге добьются?.. Может да, а может и нет… Как бы то там ни было, свой испытательный недельный срок Лена пробудет так, как надо, стараясь никуда не впутываться и не обращать к себе дополнительное внимание, и только потом уже можно со спокойной совестью думать о заслуженном отдыхе её души, настрадавшейся за такой короткий период времени…

Невольно стала и сама посматривать в сторону Степнова, который то и дело старался ей улыбнуться или подмигнуть. Подкараулив её проходящей мимо кухни, он, держа в руках горячую чашку с ароматным терпким напитком, именуемым кофе, поспешил передать её Лене, она в ответ немного несдержанно растянулась в улыбке, отмечая про себя, что именно кофе ей в последние минут тридцать так нестерпимо хотелось. Такой милый жест его ухаживания трогал в самое сердце, а ведь об этом она только недавно думала, о тихом семейном счастье…

- Лен, да оставь ты его в покое! – Степнов наморщил лоб, показывая своё неодобрение. – Сколько можно тискать бедного пса!

- И ничего я не тискаю! Смотри, - она кивнула на далматинца, который, блаженно прикрыв глазки, от приятного Ленкиного почёсывания его животика растянулся на диване с довольным видом, - он только рад! – почесала его за ушком, пёс мило заскулил, а Ленка улыбнулась ещё шире. – Правда, он прелесть?

- Собака как собака, - недовольно фыркнул в сторону мужчина. - Да и вообще, нечего ему на диване делать! – он тут же оказался рядом и попытался спихнуть щенка на пол.

- Эй, ну вот что ты творишь? – на её лице промелькнула досада, она сразу подхватила пса на руки и уселась с ним на диван, укачивая его из стороны в сторону. – Он же маленький ещё! Успеешь ещё воспитать, дай мне хоть наиграться!

Виктор рассмеялся, эта девчонка его до безумия радовала, особенно когда становилась на защиту пса.

- А почему он у нас до сих пор без имени? – поинтересовался он, присев рядом с Кулёминой.

- Да я вот всё думала-думала… - она поджала губы и немного нахмурила брови. - Я, если честно даже и не знаю, как его назвать, у меня вот лично никогда не было собаки…

- Смотри, - Степнов переложил головку щенка с Ленкиного колена на своё и указал ей на мордочку, - вот видишь, у него вокруг левого глаза чёрное пятно, так что нам с тобой бандит достался, - мужчина усмехнулся и потрепал пса по макушке… От чего-то вся эта ситуация забралась к нему прямо в самое сердце и разожгла там небольшой огонёк умиротворённости и необъяснимого тепла, которое согревало его душу. Вдвоём держат на руках щенка… и, что самое приятное и душещипательное, придумывают ему имя… Нянчатся с щенком, как с ребёнком…

- Да он у нас вообще симпатяга тот ещё, - согласилась Кулёмина, не подозревая даже, о чём уже мечтает её мужчина.

- Ну так! Это же ведь я старался, выбирал, - не упустил возможности похвастаться Степнов своей заслугой.

- Смотри, он засыпает, - умилялась Кулёмина лохматому чуду и, немного наклонившись вперед и коснувшись своим носиком макушки собаки, она довольно промурлыкала. - Какая же он всё-таки прелесть.

- Так! Всё! Хватит! - на каждое слово Степнов громко хлопнул в ладоши. - Почему ты уделяешь ему столько внимания?! - от громкого голоса возмущающегося мужчины, щенок тут же встрепенулся и, спрыгнув на пол, засеменил к выходу из комнаты. - Вот, так-то лучше, - добавил он более спокойным голосом.

- Мне так нравится, как его ноготки по ламинату цокают, - Ленка даже не обратила внимания на тон Степнова, объясняя себе его поведение банальной и глупой ревностью, - значит, чтоб созвучно было, назову его Люцик.

- А для меня это созвучно с Люцифером, - усмехнулся Виктор и наткнулся глазами на нахмурившуюся девушку, - ну ладно, пусть будет Люцик, твоё желание для меня закон, - притянул Лену к себе и нежно поцеловал её в висок, зарываясь носом в её шелковые волосы...

Глава 66

Ночь тихо, незаметно подкрадывалась, опускаясь на город и проникая через окна внутрь московских домов... Абсолютная тишина, нарушаемая лишь мирным сопением собаки, свернувшейся в клубок в углу дивана... Ни шум телевизора, ни звон гремящей посуды, ни людские разговоры - ничего не могло сильно отвлечь слух... В темной трёхкомнатной квартире лишь только тонкий лучик электрического света пробивался из-под двери ванной комнаты, освещая собой лишь небольшой участок пола... Сидя на табурете в кухне и держа в подрагивающих от приятного предвкушения руках чашку уже остывшего крепкого кофе, Виктор то и дело гипнотизировал этот участок освещенной горизонтальной поверхности, периодически замечая, как на ней мелькают еле заметные тени, падающие от ног находящейся в ванной комнате девушки...

Вышла из душа, специально одев уже столь любимую Его голубую рубашку, застегнутую лишь на несколько пуговиц посередине, под тонкой материей лишь нижнее белье... Маленькие капельки воды, стекая с влажных волос девушки, нагло исследовали молодое тело, оставляя после себя на шее редкие мокрые дорожки, исчезающие на груди... Бросив лишь косой взгляд в сторону, Лена медленно прошла мимо, почти бесшумно передвигаясь по полу...

Послышался звук поставленной на стол кружки, что заставило Лену внутренне напрячься в ожидании чего-то непредсказуемого, чего-то нового, необъяснимый трепет охватил всё её тело… Мужчина быстро настигнул девушку сзади, которая даже не успела дойти до комнаты, обхватил руками её за талию и притянул к себе, прижимаясь своим мужским естеством к её упругим ягодицам, ещё хранившим тепло после принятия горячей получасовой ванны. Она же невольно, практически беззвучно рассмеялась, чувствуя, как попадает в такую сейчас желанную власть мужских рук, которые робко, но всё же уверенно держали её возле себя, даря взамен её тепла своё...

Делая небольшие шаги по прохладному полу, Виктор подталкивал Лену вперед, ей же лишь оставалось послушно следовать заданному направлению... Руками уперлась в стену... Мужские ладони, приятно лаская кончиками пальцев нежную кожу Лениных ног, задирали вверх рубашку, лишь немого оголяя манящие своей притягательностью бедра... Вспыхнувшая волна ноющего кайфа, берущая своё начало внизу живота, набирая всё большую и большую скорость, практически сбивала с ног своей силой, поглощала в себя своей чувственностью, накрывала с головой своей резкостью... Его руки проследовали чуть выше и, перебравшись на талию, ловко заставили повернуться девушку на сто восемьдесят градусов... Озорные огоньки зеленых глаз напротив искрящихся голубых...

Ослабев от головокружительного желания, она почувствовала, что вот-вот скользнет по стене, однако по инерции по-прежнему держалась на ногах. Не сводя глаз с Виктора, она упивалась жарким пламенем, полыхавшем в его взгляде. Он нагнул голову чуть вправо, она невольно замерла, ожидая действий с его стороны. Мужчина тут же приблизился к её губам, растворяя в жаркой волне своего огня её секундное замешательство. Его язык медленно прошелся по контуру её губ, смакуя их сладковатый естественный вкус. Так любитель вин задерживает первый глоток во рту, чтобы прочувствовать тонкий вкус аромата, прежде чем сполна насладится напитком...

Как только он прикоснулся к её губам, она унеслась в волшебный мир, где нет ни времени, ни пространства и где нет нужды в здравых мыслях. Её словно окутывало облако блаженства и она уже была не в состоянии сдержать тихий, едва заметный стон... Его поцелуй, всё такой же медленный и чувственный, стал более страстным. Почувствовав настойчивые движения языка, Лена невольно вздрогнула и раскрыла губы шире, позволяя своему мужчине более откровенную игру. Она уже не сознавала, что её руки пылко обнимают его за шею, под пальцами ладоней отчетливо вырисовывались литые мускулы, а тело предательски льнёт к мужчине в мучительно-сладком томлении.

Начавшийся с легкого прикосновения, поцелуй становился всё глубже, пьянил, заставлял отключить сознание и забыть обо всём. Лена ничего не слышала, кроме неровного дыхания мужчины, не улавливала в ночном воздухе никаких ароматов, кроме восхитительного мужского запаха... Все приземленные ощущения отступили на второй план.

Легкий поток свежего уличного воздуха, идущего из приоткрытой форточки через всю комнату, приятно пощекотал две пары ног, которые, тесно соприкасаясь друг с другом, затеяли своеобразный танец, стараясь перебраться в спальню... Через окно, переливаясь сияющими оттенками, ярко светила Луна, которая сегодня казалась необыкновенно большой и магически притягательной.

Степнов зарылся пальцами в её мокрые волосы, осыпая лихорадочными поцелуями её лицо, чем приводил Лену в состояние лёгкой эйфории. Прежде чем приступить к более открытым и откровенным ласкам, он хотел до безумия довести её своими дразнящими, нежными, немного воздушными поцелуями. Опустив её на кровать, он грубо и быстро дёрнул в сторону край её рубашки, заставляя пуговицы в один миг расстегнуться. Лену не возмутил его натиск, поскольку в этот момент она была охвачена таким же диким пожаром страсти. В эти головокружительные моменты перед первой близостью с любимым мужчиной она забыла обо всём на свете и хотела лишь одного – быть с ним… Быть с ним как в первый раз… и как в последний…

В воздухе царила немного непривычная, магическая атмосфера, которую нужно было списать на яркое светило, сияющее на ночном небосклоне. Полная Луна имела необъяснимое воздействие, пробуждая плотские, даже первобытные инстинкты, заставляла проснуться дикое естество своего как мужского, так и женского Я. Это сводило с ума, уносило крышу, казалось, что даже природа была настроена на романтический лад…

Мужчина водил руками по её телу, откровенно изучая её длинные ноги, плоский животик… поднимал руки выше и, проведя пальцами по любимым ключицам, он начал оголять её плечи, опуская с них голубую ткань… Отвечая на ласки, Лена обхватила бёдра мужчины своими ногами, соприкасаясь с ним самыми интимными и чувствительными участками…

- Какого чёрта на тебе джинсы? – донёсся тихий и севший шёпот до ушей Виктора и он тут же, стараясь исполнить каждый каприз любимой, вмиг избавился от неуместного сейчас предмета одежды с завидной скоростью.

Лихорадочно блестя глазами, он вновь навис над ней и устроившись между Лениных ног, припал к её губам в жарком поцелуе, двигая языком в такт бёдрам… Трепещущая желанием мужская плоть напряглась ещё больше… Чувствуя, как с каждым новым невинным толчком, с каждым новым движением море страсти всё больше и больше поглощает своей бездной. Лена, закрыв глаза, полностью отдалась этой вполне безобидной игре, руками блуждая по сильной и широкой спине своего мужчины… Она и не думала, что сможет с такой откровенной отдачей упиваться его волнующими прикосновениями, наслаждаясь сладостными, чудесными моментами близости…

Лаская упругую грудь через жёсткую материю, он губами ловил слетающие с желанных губ лёгкие постанывания… Проскользив пальцами немного вверх, он проник пальцами под бретельку и начал спускать её с плеча, отодвигая бельё вниз и получая более открытый доступ к груди… Отрываясь от её губ, он тут же спускался ниже, начиная покрывать страстными поцелуями её тело… И только на утро они заметят чуть проступающие на её изящной шее лёгкие синяки…

Губами теребил её набухшие от желания соски, иногда чуть покусывая их… Спускался ниже… И зубами со звериным рыком стаскивал с неё трусики, отмечая про себя, что его ещё больше заводит, когда нижнее бельё наполовину снято… когда грудь так небрежно и неаккуратно прикрыта матерью, оставляя открытыми некоторые участки…

В какой-то момент, Лена смогла совладать с трепещущей дрожью, бьющей её изнутри мелкими разрядами тока, и ловко уложила Степнова на лопатки, оказавшись сверху. Нежно впиваясь маленькими ногтями в его торс, она чувствовала, как Его руки всё сильнее и настойчивее прижимают её к своему телу. Начала освобождать их от остатков одежды… Многочисленные страстные поцелуи… откровенные изучения тел… хриплые стоны… тяжёлое дыхание… Сгорающие в огне желания тела… Жаркие прикосновения бёдер, скользящие и откровенные, они доставляли незабываемые ощущения… Озорно подмигивая голубоглазому мужчине, Лена потянулась за лежащим на прикроватной тумбочке презервативом и, чем немного удивила Степнова, самостоятельно использовала это средство защиты, аккуратно, но страстно, сжимая в руках возбуждённую плоть мужчины…

Виктор, не в состоянии больше иметь такой ограниченный доступ к любимому телу, перевернулся вместе с Леной… И вновь он сверху… Её голова лежала прямо на самом краю кровати, даря девушке возможность немного откинуть её назад… Взлохмаченные волосы ореолом рассыпались по постели… Попросил её открыть глаза… Они оба так долго удерживали своё желание, так упорно мучили друг друга соблазнительными любовными прелюдиями, что момент соития оказался пронзительно сладким и приятным… Это что-то невероятное, невообразимое… Она почувствовала, как её наполнила твердая теплота… Он наслаждался какой-то своей внутренней маленькой победой: он видел её глаза в тот момент, как он оказался внутри неё, видел, как при этом её зрачки расширились ещё больше, ощущая новый прилив ни с чем не сравнимого кайфа… Она жадно глотала воздух, сжимала пальцами кожу его спины, стонала в порывах дикой страсти, когда он всё глубже и резче проникал внутрь, желая насытить жажду их тел… Глубокое и частое дыхание девушки заставляло голову кружиться от наслаждения, тут же, как следствие, в ответ появилось невообразимо приятное покалывание в ногах, дающее чувство незабываемой эйфории… Его хрипловатый бархатный голос ласкал её слух, тёплое дыхание касалось лица, шёпот отдавался в сознании громовыми раскатами:

- Какая же ты сейчас красивая, - как в бреду прошептал он, носом втягивая аромат её волос. Лена впервые видела его во власти собственной страсти… Он искал и находил на её теле всё новые и новые чувствительные точки. Лена подавалась всем телом вперёд, двигая в такт бёдрами, набирая нужную скорость…

Они слишком долго ждали этого, за время близкого присутствия второй половинки рядом, каждый испытывал немало искушений… Но только сейчас, когда все препятствия оказались позади, они смогли больше не сдерживать своих желаний, теперь остались лишь страстные стоны, откровенные поцелуи, дикая страсть… Тысячи покалываний пробежались по рукам и ногам, глаза застелила пелена экстаза... Жар невероятно сильными волнами разливался по телам, заставляя их обладателей шумно глотать воздух, в попытке восстановить дыхание и утихомирить бешено бьющиеся сердца... Миллионы несуществующих бабочек, будто находившись в адском и невероятно долгом заточении, вырвались с особой жаждой на свободу, разлетаясь в разные стороны, самыми кончиками своих прозрачных, нежных крыльев лаская изнутри всё тело и заставляя его биться в сладостных конвульсиях...


4193453959374555.html
4193504993993575.html
    PR.RU™